Прения адвоката по уголовному делу по ст 111 УК РФ


Речь пойдет о резонансном деле Дмитрия Морковина, заступившегося за девушку на пл. Новосибирске в мае 2017 года.

ОШИБКА В ВЫСТУПЛЕНИИ В ПРЕНИЯХ

Дмитрий был обвинен по ч. В ходе осуществления защиты удалось доказать отсутствие умысла на причинение тяжкого вреда, в результате чего обвинение было переквалифицировано на ч.

Также рекомендуем:
Стоимость услуг по составлению апелляционной жалобы

Новосибирске, в это время он обратил внимание на двоих мужчин, которые находились в состоянии алкогольного опьянения. Мужчины вели себя довольно вызывающий, размахивали руками, громко кричали, приставали к прохожим, один из мужчин, назовем его Павел, хватал прохожих за руки, вызывал на конфликт.

Затем Павел подошел к девушке, которая стояла с парнем и шлепнул её по ягодицам. Парень, который был с девушкой, хотел за неё заступиться, но Павел стал приставать к нему, угнетал его, подавил его волю. Было видно, что парень испугался. Павел значительно превосходил его по комплекции, к тому же был не. Парень с девушкой начали уходить в сторону метро, Павел пошел за ними, нанося пинки парню по ягодицам.

В этот момент Дмитрий решил заступиться за девушку с парнем, он вышел из машины и побежал в их сторону. Подбежав к парню Дмитрий увидел, что последний был сильно испуган. В этот момент Павел начал подходить к Дмитрию со стороны спины, выкрикивая в его адрес угрозы в нецензурной форме. Дмитрий развернулся и увидел, что Павел идет на него и начинает заносить свою руку, чтобы нанести удар, при этом выкрикивает угрозы в нецензурной форме.

Чтобы защитить себя, Дмитрий нанес один удар левой рукой в область головы Павла. От удара Павел упал, в этот момент Дмитрий увидел, что на него надвигается второй мужчина, который был с Павлом, в характерной боевой стойке.

Защитительная речь по уголовному делу в отношении С. о причинении смерти К.

Через мгновение этот мужчина опустил руки, Дмитрий тоже опустил руки. После этого Дмитрий вернулся в свою машину. Парень и девушка, за которых заступился Дмитрий тоже ушли.

Забегая вперед скажу, что они больше и не нашлись, хотя их показания могли очень помочь Дмитрию.

Судебная практика по ст. 111 ук рф

Павел был доставлен в больницу, ему был диагностирован перелом височной кости слева, что в итоге было расценено как причинение тяжкого вреда здоровью. В отношении Дмитрия было возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 111 УК РФ умышленное причинение тяжкого вреда здоровью.

Ознакомившись с первоначальными документами по делу и обговорив ситуацию с Дмитрием, была избрана линия защиты, сводящееся к тому, что в действиях подзащитного отсутствовал такой обязательный элемент состава преступления, предусмотренного ст.

Услуги адвоката при обвинении в преступлениях против жизни и здоровья:

Факт нанесения удара Дмитрий не оспаривал, он доказывался, в том числе и несколькими записями с камер видеонаблюдения. Рассматривалась и возможность доказывания необходимой обороны, но в силу определенных особенностей юридической категории необходимой обороны, было принято решение, что основной упор защиты необходимо делать именно на неверную квалификацию инкриминируемого деяния, указывая на необходимость переквалификации на ч.

Сложность в том, как это доказать. Важное значения здесь конечно имеет заключение судебно-медицинской экспертизы о механизме образования травмы потерпевшего. Однако одной экспертизы может быть недостаточно, важна совокупность доказательств, подтверждающих отсутствие умысла.

О таких доказательствах пойдет речь ниже. Доказывание отсутствия мотива на причинение тяжкого вреда здоровью. Одним из элементов субъективной стороны состава преступления является мотив. Для того, чтобы доказать что у Дмитрия отсутствовал мотив на умышленное причинение вреда, необходимо было подтвердить, что потерпевший вел себя аморально и сам спровоцировал возникший конфликт. Кроме того, важно было установить индивидуально-психологические особенности личности Дмитрия, чтобы сделать вывод с какой целью он вмешался в происходящий конфликт между Павлом и молодой парой с целью заступиться за девушку, в отношении которой совершались противоправные действия или с целью нанести повреждения Павлу на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений.

Благодаря широкому освещению дела в СМИ были установлены свидетели происшествия, которые смогли пояснить, что Павел действительно был пьян, вел себя аморально, приставал к прохожим. Индивидуально-психологические особенности личности подзащитного были установлены путем проведения судебной психолого-психиатрической экспертизы, с постановкой ряда вопросов, таких как: Какова общая психологическая характеристика подзащитного темперамент, характер, склонности, потребности?

Полезно знать:
Кассационные жалобы адвокатов по уголовным делам

Каковы индивидуально-психологические особенности подзащитного характерологические, эмоционально-волевые? Оказали ли они влияние на его поведение во время совершения инкриминируемого ему деяния? Находился ли подзащитный во время совершения инкриминируемого ему деяния в состоянии повышенной эмоциональной напряженности, вызванной психотравмирующей ситуацией?

Были поставлены также иные вопросы, позволяющие установить важные для дела особенности личности подзащитного. Благодаря установлению факта противоправного поведения потерпевшего, а также установлению индивидуально-психологических особенностей личности подзащитного можно было сделать вывод, что Дмитрий, подойдя к молодой паре, хотел им помочь и не преследовал цели причинения вреда Павлу. Таким образом, у подзащитного отсутствовал мотив на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью.

Доказывание отсутствия возможности у подзащитного предвидеть наступление последствий нанесенного удара. Отличие умышленного причинения вреда здоровью от причинения вреда по неосторожности заключатся в том, что в первом случае лицо осознает, что его действия удар может повлечь за собой последствия в виде тяжкого вреда здоровью и желает их наступления, либо относится к ним безразлично.

Во втором случае лицо не предвидит возможности наступления последствий удара, но при необходимой внимательности должно было и могло предвидеть эти последствия. К примеру, человек обладающий специальными познаниями в области боевых искусств, применяя специальные навыки и нанося удар человеку, должен осознавать степень опасности своих действий и возможные их последствия. Исходя из этого, по рассматриваемому делу важно было установить: Был ли удар кистью в область лица Павла нанесен профессионально с применением специальных навыков в области единоборств?

Прения сторон. Речь адвоката.

Являлся ли данный удар нокаутирующим, опасным для жизни и здоровья? Были ли применены при нанесении удара специальные приемы, позволяющие придать увеличить силу удара например, скручивание корпуса?

Был ли направлен данный удар на остановку оппонента или был направлен на причинение оппоненту серьезного опасного вреда здоровью? Исходя из дистанции, на которой находились Дмитрий и Павел непосредственно перед нанесением удара, возможно ли было нанести иной удар к примеру, удар в корпус, не имея специальных навыков? Для установления указанных обстоятельств изначально мной был опрошен в рамках полномочий адвоката-защитника специалист в области боевых искусств тренер по боевому самбокоторый по результатам просмотра видеозаписи происшествия пояснил, что удар был нанесен Дмитрием непрофессионально, каких-либо специальных навыков при его нанесении он не применял, удар по своему характеру не был нокаутирующим опаснымспециальные приемы, позволяющие придать силу в ударе Дмитрия, не усматривались.

В дальнейшем по ходатайству защиты следователем были допрошены указанный тренер по боевому самбо и тренер по боксу в качестве специалистов, которые подтвердили вышесказанное. Соответственно, нанося непрофессиональный удар, Дмитрий не мог предвидеть наступление столь серьезных последствий.

Альтернативная позиция защитника в прениях по уголовному делу. Ошибка в выступлении в прениях

Доказывание отсутствия прямой причинно-следственной связи между ударом и наступлением последствий в виде тяжкого вреда здоровью у потерпевшего. Данное обстоятельство являлось наиболее важным для решения вопроса о переквалификации действий Дмитрия, так как если тяжкий вред здоровью образовался не от удара, а от падения и соударения головой об асфальт, то в данном случае нельзя вести речь об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, так как отсутствует прямая причинно-следственная связь между действиями подзащитного и наступлением их последствий.

На разрешение экспертов мною были поставлены ряд вопросов, в том числе такие как: Могли ли образоваться телесные повреждения потерпевшего в результате однократного удара кистью кулаком в правую часть лица?

Могли ли образоваться указанные телесные повреждения в результате падения и ударения об асфальт с высоты собственного роста? Состоят ли полученные травмы в прямой причинно-следственной связи с ударом кистью кулаком в правую часть лица?

Состоят ли полученные травмы в прямой причинно-следственной связи с падением и ударением об асфальт с высоты собственного роста? Какие повреждения образовались у потерпевшего в результате нанесения удара кистью кулаком в правую часть лица, какова степень тяжести данных повреждений и какие повреждения образовались у потерпевшего в результате падения и ударения об асфальт с высоты собственного роста, какова степень тяжести данных повреждений?

Из результатов полученной судебно-медицинской экспертизы следовало, что черепно-мозговая травма не могла образоваться в результате однократного удара кистью кулаком в правую часть лица потерпевшего. Не исключена возможность образования указанной черепно-мозговой травмы в результате падения с высоты собственного роста, учитывая её характер и локализацию.

Окончательная позиция с учетом собранных доказательств. Исходя из полученных доказательств следовало, что Дмитрий нанес всего один удар в правую часть лица потерпевшего черепно-мозговая травма была расположена слева.

Кассация отменила 15-летний приговор из-за адвоката, просившего в прениях не больше шести

Данный удар исходя из показаний двух допрошенных специалистов тренер-преподаватель по боксу, тренер-преподаватель по боевому самбоне являлся профессиональным и опасным. Действия Павла были для Дмитрия неожиданными. Превентивный удар был нанесен Дмитрием с целью остановить надвигающегося на него и агрессивно настроенного Павла, а не с целью причинить тяжкий вред здоровью.

Дмитрий не добивал Павла, не наносил ему более каких-либо ударов, не полез в драку со вторым мужчиной. Не совершал никаких действий, из которых можно было бы сделать вывод об умысле на причинение тяжкого вреда здоровью. По материалам дела следовало, что тяжкий вред здоровью был причинен не от удара подзащитного, а от падения и ударения головой об асфальт потерпевшего, который был настолько пьян что также было установлено по делучто от любого толчка, мог упасть на асфальт. Из всего этого следовал вывод — не удар явился причиной тяжкого вреда здоровью, а падение и ударение об асфальт.

После длительного расследования ранее предъявленное Дмитрию обвинение по ч.

Защита при обвинении по ст. 111 УК РФ

В дальнейшем в ходе предварительного слушания в суде, уголовное дело было прекращено в связи с примирением с потерпевшим, то есть по основанию, предусмотренному статьей 25 УПК РФ, в соответствии со ст.

Таким образом, Дмитрий был освобожден от уголовной ответственности по настоящему делу. С постановлением о прекращении уголовного дела можно ознакомиться. Автор статьи — адвокат Спиридонов Михаил Владимирович. Освещение данного дела в СМИ можно почитать по ссылкам:

ВИДЕО: 2016 11 апелляция по делу Д. Анисимова ч.4 ст.111 УК РФ